30 апреля 2012 г.

Превратности любви

Мама разбирала книжный шкаф и выкидывала книги, не представляющие литературной ценности. Воспринятая как "Как сделать свой брак счастливым" или подобное чтиво, на выброс чуть ли не отправилась книга "Семейный круг". Но я спасла ее и решила познакомиться с автором.
Сначала были «Письма незнакомке» - всего около 100 страниц или 56 писем-глав. Конечно, не стоит забывать когда эта книга была издана (1956 год), но многие мысли я выделила для себя и страницы стали пестрыми из-за моих подчеркиваний. Рекомендую, однозначно.
Затем я прочла «Love in exile». Я ждала чего-то большего, а это был небольшой рассказ о том, как авторы пишут свои книги.
Через какое-то время я добралась до «Открытое письмо молодому человеку о науке жить» и выделила тут тоже много интересного для себя, но читала уже с телефона, потому что перед сном, и поэтому страницы книги остались нетронутыми. После того как Открытое письмо закончилась, а спать мне еще не хотелось, я нашла «Искусство беседы» и последний раздел "О молчании" понравился мне особо, как тема поднимавшаяся в обсуждениях со значимым человеком. Это более удачная интерпретация ситуации, чем в рекомендованной мне тогда «Алмазной коллеснице» Б.Акунина.
Потом, в сборнике "Музы в век звездолетов" было  «Путешествие в страну эстетов» - открывок из книги, написано увлекательно, сюжет интересен.
Последними были «Воспоминания», которые не слишком значимы или поучительны.. но интересны с точки зрения реальной жизни. Сюжет - жизнь. Настоящая жизнь. Хотя бы для сравнения.
И... первый роман

Превратности любви
Автор: Андрэ Моруа

Роман в двух частях - ОДИЛИЯ  и ИЗАБЕЛЛА. Любовь Филиппа к Одилии с его слов и любовь Изабеллы к Филиппу с ее слов, соответственно. Не могу сказать, что сюжет меня радовал лишком сильно, когда я узнаю новых героев, между которыми, к тому же, есть чувства, мне всегда хочется, чтобы они были счастливы. Здесь же было не слишком много счастья. Но была красота, как мне показалось, и не мало. И много грусти...

Автор посвятил эту книгу Симоне, как я узнала из Воспоминаний, своей второй жене:
Мы упорно ищем вечное где-то вдали; мы упорно обращаем внутренний взор не на то, что перед нами сейчас и что сейчас явно; или же ждем смерти, словно мы не умираем и не возрождаемся всякий миг. В каждое мгновенье нам даруется новая жизнь. Сегодня, сейчас, сию минуту – вот единственное, чем мы располагаем. Ален (учитель Андрэ Моруа)
И открывки.
Мне кажется, что очень многие молодые люди – если только им не посчастливится сразу же встретить из ряда вон выходящую любовницу или жену – неизбежно приходят к этому надменному эгоизму. Они гонятся за какой-то законченной системой. А женщины инстинктивно знают, что все такие попытки напрасны, и в этих поисках они следуют за мужчинами лишь из снисходительности. Некоторое время влечение создает какую-то иллюзию, потом в почти что враждебных душах начинает расти непреодолимая скука.

Почему она казалась мне таким совершенством? Было ли в том, что она говорила, нечто из ряда вон выходящее? Не думаю; но она обладала качеством, которого недостает всем Марсена: вкусом к жизни. Мы любим тех, кто таит в себе некую таинственную субстанцию, какой недостает нам самим и без которой мы не можем стать стойким химическим соединением. Женщин прекраснее Одилии я не встречал, но встречал более блестящих, интеллектуально более совершенных, и все же ни одной из них не удавалось так глубоко ввести меня в чувственный мир. Книги и одинокие размышления чересчур отдалили меня от деревьев, цветов, запахов земли, красоты неба и свежих дуновений; теперь каждое утро Одилия собирала все это великолепие и целыми охапками слагала к моим ногам.

Кто-то заметил, что наивная, почти глупенькая фраза, сказанная женщиной, иной раз внушает мужчине непреодолимое желание поцеловать эти детские уста, в то время как мужчина нередко нравится женщине именно тогда, когда он наиболее сух и беспощадно логичен.

From too much love of living.
From hope and fear set tree,
We thank, with brief thanksgiving,
Whatever Gods may be,
That no life lives for ever,
That dead men rise up never,
That even the weariest river
Winds somewhere safe to sea. [перевод]

Наша судьба часто зависит от какого-нибудь жеста, какого-нибудь слова: вначале достаточно сделать малейшее усилие, чтобы остановить ее, а позже уже приходит в движение гигантский механизм.


Ничто не порождает большего цинизма, как неразделенная глубокая любовь, но в то же время ничто не внушает человеку большей скромности.


«Я потерял больше того, чем обладал».

В конце месяца он уехал на два дня в Гандюмас, и я получила от него следующее письмо:
«Гандюмас, близ Шардейля (Верхняя Вьенна)

ЧТО МНЕ В ВАС НРАВИТСЯ: Вы сами.
ЧТО НЕ НРАВИТСЯ: Нравится все.

Да; то, что я сейчас написал, в известном смысле правильно, но не совсем. Может быть, было бы точнее отметить в обеих колонках одни и те же черты, ибо есть мелочи, которые мне нравятся как часть Вашего существа, в то время как они мне не нравились бы сами по себе у другой женщины. Попробуем продолжить.

ЧТО МНЕ В ВАС НРАВИТСЯ:
Черные глаза, длинные ресницы, линия шеи и плеч, фигура.
Прежде всего – сочетание мужества и слабости, смелости и застенчивости, целомудрия и пылкости. В Вас есть нечто героическое; оно глубоко скрыто под безволием в отношении мелочей, но оно есть.
Черты, свойственные юной девушке.
Спортивные платья.
Душа с присущей ей добросовестностью; бесхитростность, любовь к порядку. Бережно хранимые книги и тетради.
Разумность.
Скромность.

ЧТО НЕ НРАВИТСЯ:
Чуточку неловкая резкость движений. Вид девочки, застигнутой за шалостью.
Прежде всего – нежелание видеть и принимать жизнь такою, какова она есть; идеализм в духе англосаксонских иллюстрированных журналов; несносная сентиментальность… Строгость по отношению к недостаткам окружающих.
Черты, свойственные пожилой даме.
Платье с желтой туникой; отделка шляп (голубое перо); коричневое кружевное платье; все, что перегружено; все, что искажает линию.
Бережливость; осторожность и в хозяйстве и в чувствах.
Отсутствие легкомыслия. Отсутствие гордости.
В левую колонку я мог бы вписать еще очень многое. Все, что справа, – крайне неточно. Во всяком случае, следует добавить:

ЧТО МНЕ В ВАС НРАВИТСЯ:
То, что мне в Вас не нравится.
Ибо все это составляет часть Вашей личности, и я не хотел бы ничего в ней менять, не считая нескольких совершеннейших мелочей, которые случайно пристали к Вашему облику. Ну вот, например… Однако мне надо все-таки заняться делами фабрики. Фирма Ашет просит изготовить особую бумагу для нового издания, а сейчас ко мне явился мастер, чтобы обсудить улучшенный состав бумажного теста. Как не хочется отвлекаться от письма, предназначенного Вам! Добавлю еще одну черточку для завершения картины:

ЧТО МНЕ В ВАС НРАВИТСЯ:
Долгая, сладостная мечтательность, в которую я погружаюсь, когда думаю о Вас.
Шамфор рассказывает следующее: «Некая дама стала говорить кавалеру де В.: «Что мне в вас нравится…» – «Ах, сударыня, – прервал он ее, – если вы это знаете – я погиб!..»
Что мне нравится в Вас, Изабелла…
Филипп».

Все, кроме последнего - читаты из первой части, а в целом, все, кроме стихотворения, цитирование Филиппа. Да, наверное, хоть к Изабелле у меня было и больше симпатии, первая часть - про Одилию, понравилась мне больше.

Читать или скачать

Комментариев нет:

Отправить комментарий